Гимнаст Далалоян рассказал о жизни после олимпийского золота: «Высшие силы помогли»

0 14

Казань в эти дни может захлебываться от восторга. На чемпионате России по спортивной гимнастике появились герои Олимпийских игр в Токио. На помосте, не среди зрителей. Артур Далалоян в эксклюзивном интервью «МК» рассказал о жизни после победы, адреналине и стоит ли выступать со злостью

 Артур, нервы олимпийскому чемпиону напомнили о том, что они есть и на домашнем помосте?

– Адреналин поймал, но такой – приятный, а не трепещущий, который выводит из себя. Тот самый нужный, важный и интересный нерв, от которого и хочется работать дальше.

Я приехал в Казань с хорошим настроением. Подготовка к чемпионату России была не очень долгой, но за месяцы, прошедшие после Олимпийских игр, хватило времени насладиться свободой вне спортбазы, побыть с семьей. Так что чемпионат – событие, которое ждал. Когда начал готовиться, конечно, было сложно. Особенно первые шаги подготовки тяжеловато давались, но все равно с каким-то позитивом все шло. Потому что победа на Играх – это огромное достижение. И огромная мотивация. Суховато звучит? Но так и есть.

–​ Когда спортсмен говорит, что «насладился свободой и отдыхом», – как это выглядит: забил на зал, ни ногой туда…

– Нет, совершенно ответственно и привычно для меня я приезжал на тренировку. С тренером немного разминались, делали «подкачку». Нельзя распускать себя полностью, потому что это может привести вообще к окончанию спортивной карьеры. Но «освободить голову» очень нужно: спортсмен перестраивается, потом начинает готовиться к каким-то соревнованиям. И именно это я называю вхождением в форму, когда ты идешь через тренировки уже к конкретной цели. Когда начинаешь готовиться, выстраивая поэтапно каждый шажочек.

–​ Перед Олимпийскими играми, воспользовавшись карантином, японцы, затихарившись, сделали шаг вперед. В связи с отсутствием стартов команде олимпийских чемпионов, по сути, надо сделать то же самое.

– Вчера капитан команды Давид Белявский сообщил радостную новость, что будет возможность отобраться на Игры на следующем чемпионате мира. Это было вопросом: если мы не выступаем на чемпионате Европы, а он оборочный для чемпионата мира, а потом пропускаем и чемпионат мира, то у нас нет возможности завоевать лицензию на Игры. И мы какое-то время пожили с этой нехорошей мыслью.

Да, этот год нам нужно поработать. И главное – не забывать: борьба-то все равно будет, не в этом году, так в следующем или через два года. И бороться все равно придется с теми же самыми японцами, китайцами, которые очень высокую планку задирают.

–​ На каждую высокую планку есть еще выше.

– Не зря же говорят, что нет предела совершенству. Предела усложнениям в спортивной гимнастике с шестью снарядами нет – это точно.

–​ Хочется верить, что ты свою «норму» травм сполна исчерпал событиями перед Играми с разрывом ахилла. Плюю на всякий случай…

– Работаю, но возникают моменты, которые беспокоят. Да и как-то внезапно проблема может возникнуть. Вот сейчас мозоли донимали. Не знаю, что это, видимо, нехватка витаминов. Может быть, и из-за веса, который еще не совсем в норме. Мозоли просто не позволяли залезть на снаряды и отрабатывать элементы. И здесь в Казани я один день тренируюсь, другой – хожу в повязках, обмотанный, мазями замазанный. Надеюсь, все остановим. Ну и по мелочам что-то беспокоит, но даже не хочу говорить. Потому что это все моменты, с которыми можно работать и главное – противостоять им.

Гимнаст Далалоян рассказал о жизни после олимпийского золота: «Высшие силы помогли»

–​ Но нога восстановлена полностью?

– Если честно, то пока не в полную силу я прыгаю, есть еще опасения и на вольных упражнениях, все еще в голове немножко «сохраняю себя», это так у нас называется.

–​ После Токио не сказал себе спустя время: ё-моё, что ж я сделал-то?

– Если честно, то в момент подготовки и уже в Токио, когда я начал себя «перебарывать», чтобы все-таки отпрыгать в команде, сделать это, я не осознавал, если честно, что это какое-то «вау»! Что это что-то нереальное…

–​ В потоке шел.

– И не мог из него выпасть. Когда эмоции попритихли, и через пару недель я пришел дома в зал, начал немножко двигаться, то первые мысли оглушили: а как это вообще возможно было? Как я смог? Это просто высшие силы какие-то помогли.

 То есть только через две недели ты начал задавать себе вопросы, которые задавал мир: как человек, разорвав ахилл, через три месяца выступает и выигрывает золото Олимпийских игр?

– Вот-вот. С медиками и после Игр, и до сих пор я на связи. Они мониторят мое состояние. Хотя уже прошел год с момента разрыва ахилла, как случилась травма, – кстати, 15 апреля это случилось.

–​ Придется отметить ударным выступлением в личном многоборье, которое как раз в этот день состоится на чемпионате России… Вопрос, повторил бы ты весь путь стремительного восстановления, даже не зная конечного результата, наверное, не стоит задавать?

– Я работал на базе тогда как сумасшедший. Основные тренировки, комбинации проделываешь, ребят надо догонять было, по три раза в день лечиться, разрабатывать ногу – в бассейне, с резинкой, а вечером нужно побегать, еще при этом удерживать питание правильное… Правда, ад. И правда – кайф, неслучайно я так говорил. Повторить что-то очень сложно, но, если отмотать время назад, конечно, я бы прошел все точно так же. Как у меня получилось.

Гимнаст Далалоян рассказал о жизни после олимпийского золота: «Высшие силы помогли»

–​ А что это вообще? Настырность, желание не отдать свое в хорошем смысле слова, спортивный характер так проявляется, некая наглость, уж прости…

– Пытаюсь одно слово подобрать, но видимо, не получится. Ответственность перед очень-очень большой гимнастической командой. Перед тренерским штабом, ребятами. Ответственность перед работой, которую мы с тренером проделывали с самого детства. И еще много-много эмоций.

–​ На прошлом чемпионате России ты выступал с розовой ленточкой. Третий ребенок в семье тогда появился…

– Думаете, должно стать традицией? Кстати, недавно получили корочку многодетной семьи, это уже большое достижение. Прилагаем все усилия с Ольгой, чтобы полноценно, никого не обделяя, наделить всех детей вниманием и заботой. Чтобы они чувствовали себя любимыми. Когда меня спрашивают, как детишки, говорю – прекрасно. Не нахожу других слов. Прекрасно, замечательно, волшебно! Для меня быть с семьей – это важно очень. Сейчас вот карантин закончился, есть возможность приезжать на «Круглое», отрабатывать и уезжать с базы домой. То есть быть обычным мужем и отцом: утром ушел на работу, вечером вернулся…

–​ Ожидал от себя, что тебя так семья поглотит? Многодетных пап немало, но и вариантов: приехал, по головам пересчитал – уехал, тоже.

– Если ты сделал выбор: ты хочешь идти вперед, развиваться ради семьи… Мне кажется, для мужчин это очень важно. Совмещать личную жизнь и спорт, как работу, сложно. Но – отработать, вернуться, искупать детей – это здорово. Тупо лежать в номере после тренировки, уставившись в телефон, – не мое. В юном возрасте я не особенно видел себя в роли такого уж семьянина, но когда женился, то мысли о какой-то безграничной свободе, просто исчезли. Очень быстро причем.

–​ Чемпионат России – первый старт сезона. Как заставить себя элитным спортсменам выступать в полную силу?

– Я могу сказать за себя: стараюсь готовиться абсолютно к любому старту и выкладываться на нем, потому что высокие победы складываются как раз из вот этих маленьких усилий над собой. И внутренние старты – это тоже преодоление. Пусть даже не получалось на каждой тренировке отработать на максимуме. Все равно я знаю, что морально на старте был на максимуме. Вот так себя и настраиваю.

–​ Отстранение наших спортсменов не стало звоночком, который всколыхнул мысли об уходе из спорта?

– Точно не готов отказаться от спорта так быстро, тем более в ситуации, которая сейчас происходит. Я люблю заниматься спортом. Я люблю свой вид. Мне нравится быть в хорошей физической форме. Да, я могу варьировать тренировочный процесс, думать о том, где и как заниматься, но даже сам процесс тренировок все равно приносит удовольствие. 

–​ А другие виды спорта манят?

– Думал, куда мог бы и куда хотелось бы? Но понятно, что это только в любительский спорт и только из-за любви к игре. Я вот с детства в футбол любил играть, и у меня хорошо получалось, но… данные мои, конечно, не совсем, наверное, подходят для профи. Именно поэтому в голове и сидит – просто в любители пойти.  Потом когда-нибудь.

–​ Говоря про данные, ты имеешь в виду, что в очном выяснении отношений не бортанешь кого-нибудь, как в хоккее? Или что?

– Бортануть – может, и бортану. Но в том же футболе есть навыки, которые обретают благодаря природным навыкам. А сам спорт я хотел бы сохранить на протяжении всей своей жизни. Да, сейчас спортивная гимнастика – это моя любовь. Но заниматься до старости – увы… Есть разные виды спорта, которыми, наверное, увлекся бы, но пока не до них. Это после завершения карьеры.

–​ Попалось на глаза интервью одного футболиста, который вспоминал времена отстранения Югославии от стартов. Говорит, выходили на злости и кураже: нам могут запретить соревноваться, но не могут отнять то, что у нас внутри.  

– Злость тоже должна быть все-таки правильная. Если это гнев, то он не помогает в спорте, зачастую приводит к ошибкам. А правильная злость заставляет добиваться того, чего хочешь, идти к цели. Кстати, о футболе: вчера Леонид Слуцкий сидел на трибуне. За неделю до чемпионата России мы списывались с ним в социальных сетях.

 Вы на связи?

– Ну да, футбольный тренер следит за гимнастикой, поздравляет со всеми победами, это круто. И в личку пишет, и команду поздравляет. А в «болении» нет конфликта интересов. Профессионал смотрит на профессионалов, и это очень приятно.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии