Названы причины массового завала юных лыжниц на Спартакиаде: туман, ратрак и паника

0 49

Массовый завал произошел в Сочи во время женской лыжной гонки на 10 км с общего старта классическим стилем на Спартакиаде учащихся. Оценивать ситуацию по горячим следам и вслед за появившимися страшными кадрами разбросанных тел на трассе в момент падения начали многие: как специалисты, так и родственники участниц. А глава СК РФ Александр Бастрыкин поручил представить доклад об обстоятельствах произошедшего, ситуация взята на контроль.

Этот масс-старт на 10 км классическим стилем выиграла Анна Корякова. В комментариях сказала: бежать было страшно, очень пугали крики сзади, сама она была впереди упавших. Как рассказывали о своих чувствах оказавшиеся в самой гуще падений, пожалуй, опустим: эмоции понятны. Достаточно нескольких слов: «трасса была вся в крови».   

Кто допустил выход юных лыжниц на старт при сложных погодных условиях, кто несет (и должен ли) ответственность за случившееся, как предотвратить такие тяжелые неприятности в дальнейшем? Если отбросить в сторону истерики, которые вполне объяснимы, как со стороны участниц, так и их родственников, то вопросы после массового завала юных спортсменок остались традиционные: кто виноват (если виноват) и что делать?

Технический делегат ФЛГР Игорь Беломестнов, один из организаторов соревнований, считает, что на начало гонки погодные условия не противоречили правилам проведения соревнований. Утром прошел снег, который засыпал лыжню, потом снег прекратился, но «объект находился в зоне густой переменной облачности». Другими словами – видно было плохо. Да еще и прошел по трассе ратрак (машина для расчистки склонов), оставив ледяную кашу. Массовое падение девушек случилось как раз на ледяном спуске, что привело к многочисленным травмам и поломкам инвентаря. Масс-старт юношей был отменен.

Выдернутые из контекста слова, особенно когда случается что-то суровое, – боль нашего времени. Президент ФЛГР Елена Вяльбе успела прокомментировать по горячим следам, что спортсменки по уровню подготовки не были даже готовы к такой трассе. За что уже получила сполна: как так, можно, мол, они же дети, а она – в ответе за все. Глупо пытаться за кого-то объяснять, что он имел в виду. Но многие тренеры отмечают: уровень прохождения подобных спусков у наших юниоров реально низкий, потому что этому компоненту в детском возрасте не уделяют должного внимания. И лыжницы, участвующие в Спартакиаде, пока не обладают той квалификацией, которая может помочь в сложнейших ситуациях. И вопрос не в констатации низкого уровня, а в другом – зачем конкретно этому возрасту надо было выступать именно на трассе в Сочи? Кто все же принимал это решение? 

После масс-старта в Сочи экстренные службы зафиксировали, что 17 лыжниц были доставлены в больницу,15 из них остались на амбулаторном лечении, двое были госпитализированы. В воскресенье в больнице осталась одна спортсменка с сотрясением мозга и ушибами. Глава СК РФ Александр Бастрыкин поручил руководителю СУ СК России по Краснодарскому краю представить доклад об обстоятельствах массового завала, произошедшего во время женской лыжной гонки Всероссийской спартакиады учащихся, ситуация взята на контроль центрального аппарата СК РФ.

Ситуация, когда в таких погодных условиях юные спортсменки оказались на трассе, вызвала целую волну обсуждений. Завалы в лыжах (зимних и летних) или у велосипедистов случаются нередко. Рассечения (асфальтовая болезнь), переломы – увы, тоже. И мнения, которые высказывают специалисты, очень разные. Кто-то считает, что сыграл роль не низкий уровень подготовки, а та самая разбитая лыжня: если перед тобой кто-то упал, то на ней невозможно перестроиться, а в том месте, где произошел завал, предельная скорость была 69 км в час, что привело к травмам и ломке инвентаря.

С разными оценками специалистов собираются слагаемые того, что наполнило драматизмом случившееся: туман, ратрак и паника. Тренер Егор Сорин в телеграм-канале группы призвал всех не драматизировать ситуацию. «Отдавая в профессиональный спорт своих детей, мы не можем не осознавать риски занятием лыжными гонками, как и многими другими видами спорта». Специалист считает, что жюри «не угадало итог гонки в такой туман, но термин «угадало» больше подходит, чем «ошиблось», в данной ситуации, потому что видимость была достаточной для проведения соревнований данного возраста». Да и сама трасса была гораздо проще, чем олимпийский вариант: спуск прямой, без поворотов. Но падение и эмоции нескольких лыжниц привели к массовой панике и падениям лыжниц.

Тренер говорит, что жюри, безусловно, могло перестраховаться и отменить гонку, но тогда отменять можно многие старты. И, если тренеры и жюри будут минимизировать риски, то будет следующее: ледяная трасса, не подготовлена ратраком, снегопад (видимость хуже, чем в туман, очки потеют), мороз (даже при -18 можно отморозить конечности и травмировать дыхательные пути) – всё опасно, отмена. «А теперь вопрос: много бы соревнований в нашей стране решались провести, минимизируя все риск для здоровья?» Сорин считает, что спортсменов нужно учить справляться со сложностями и стартовать с разных позиций, «а мы их сейчас учим возмущаться и выражать недовольство по всяким житейским моментам, которые были, есть и будут».

Старший тренер сборной России по лыжным гонкам Юрий Бородавко также прокомментировал массовый завал лыжниц на Спартакиаде, заявив, что принимают решение жюри, техделегация соревнований, которые смотрят и всю погодную обстановку, и как подготовлена трасса. И они уже решают, проводить гонку или нет, не доверять им нет повода. А известный лыжник Александр Панжинский считает, что главной ошибкой организаторов было пустить ратрак всего за полчаса до старта: трасса не успела «сцепиться», застыть и стала быстрой, а в условиях тумана это опасно. 

Один из популярных каналов «Лыжная классика» собрал все факторы, приведшие к случившемуся. Автор подчеркивает, что круг, на котором проводился масс-старт, имеет гомологацию FIS. И подходит для соответствующих соревнований, то есть к организаторам Спартакиады учащихся не может быть никаких претензий. А само решение о проведении или отмене гонки не принимается без обсуждения с тренерами. И именно тренеры знают уровень мастерства своих спортсменок и могут объективно оценивать, является ли трасса для них опасной. «Обратите внимание на то, что среди всеобщего ора нет ни одного комментария от тренера, который был против проведения данной гонки, но его не послушали». Да и в протоколе гонки всего одна не стартовавшая лыжница, причем из-за болезни. А скорость за 60 км/ч на спусках является нормальной для лыжных гонок, даже для гонок с участием спортсменов, не входящих в топовые. «Даже для массовых марафонов, на которые люди выходят с дивана. На трассах в Красногорске, Пересвете, даже на Марчалонге или в Тарту есть и более опасные спуски». Или вспомните прямой выкат к стадиону после первой петли в Демино, который заканчивается правым поворотом».

Но все же вывод канала таков: решение проводить гонку было «скорее ошибочным». А, почему ее все-таки провели и кто за это будет отвечать, разберется прокуратура. Но и тренеры, выпустившие подопечных на старт, тоже должны нести за это ответственность.

Юристы считают, что на повестке дня встанет при разбирательствах и вопрос выплаты страхового возмещения. Спортсмены должны быть застрахованы от таких несчастных случаев во время проведения соревнований. Страховая компания тоже будет выяснять, кто виноват, если виноват, и был ли нарушен регламент.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии